Camino Primitivo. 16.06.2013. День 5. Grandas de Salime — Padrón.

Начиная описание сегодняшнего дня, я прокрутил в голове всё, что происходило, и не могу сказать, что этот день был каким-то особенным. Мне с тремя немцами досталась комната на четверых, которую я вечером случайно обнаружил. Когда я вчера вошёл в альберге, эти немцы сидели и ждали оспитальеро, чтобы он открыл ещё одну большую спальню на втором этаже — в одной уже не было мест. А я недолго думая пошёл по первому, открывая все двери, и наткнулся на такую вот небольшую комнатку.

Хоть мы и договорились с немцами на подъём в 6:30, будильник я поставил на семь. Ну а что, переход короткий, торопиться некуда. Но даже когда я встал в семь, из трёх немцев проснулся только один. Минут пять я повалялся, ну а затем порядок сбора уже отточен, и вот я на улице, иду по холодку, как ёжик в тумане. Оспитальеро, к слову, так и не появился. Уже потом я узнал, что он был днём, заселил нескольких пилигримов и сказал звонить ему, если придут ещё люди. Но то ли они забыли, то ли забили — никто ничего не сказал.
Решил позавтракать в одном из баров в городе. Впрочем, это был единственный открытый бар в это время. Среди всех пилигримов особенно выделялись две тётеньки с британским английским, аккуратно одетые, полностью при макияже, с аккуратной осанкой и изысканными манерами. Я даже удостоверился, что это именно их рюкзаки стоят рядом — они с лёгкостью их накинули, одарили всех очаровательной улыбкой, попрощались и ушли. На выходе из города встретил одного из немцев, который быстрой походкой стремительно возвращался назад. Наверное, забыл что-то. За ним его жена идёт, не так быстро. Спросил у неё, оказывается у мужа с ногами проблемы, поэтому он сейчас хочет сесть в автобус и поехать. «А вы сами пойдёте?», — спрашиваю. Говорит, что сама-то хочет, но загадочно пожимает плечами. Ладно, на автобусе, так на автобусе. Пожелал счастливого пути и пошёл восвояси.
Через несколько километров встретил бар, как оказалось, последний в Астурии. Следующий в Галисии будет. По такому случаю купил там черешни килограмм. Пройдя ещё немного, сделал в теньке привал и весь этот килограмм и съел. Пока сидел, встретил несколько знакомых, да и новых лиц. А потом иду и смотрю, кто-то меня догоняет со знакомым лицом. А, это же Видан из Штатов, я его в первый день встретил. Я, конечно, не особо люблю эти политические утверждения про имперские амбиции США, но все американцы, которых я встретил, а их было 6 человек, на вопрос «откуда ты?» отвечали примерно так: «В каком смысле откуда? Из какого штата, что ли?» Как будто я такой глупый вопрос задаю. Ну неужели не понятно, что из Штатов? Тут же все оттуда. Видан на этот вопрос ответил: «Из Колорадо». Вот вы можете представить, идёт русский Иван по Испании, и спрашивают у него иностранцы: «Откуда ты, Ваня?» А Ваня отвечает:» Из Рязанской губернии я». Мне такая картина в голове не особо представляется.
Прогулялись мы с Виданом, поболтали за жизнь. У него спальник с комфортной температурой +5 градусов, который весит граммов 350. Фирма «гамак джиар» или что-то в этом роде. Надо будет себе прикупить такой. А потом Видан стал набирать скорость, а мне не очень-то хотелось бежать, поэтому я сел на привал, а он полетел дальше. Тропинка поднималась к ветрякам, а где ветряки, там и сильный ветер. И вместе с этим ветром меня и вынесло на границу Астурии и Галисии, там даже табличка стоит, свидетельствующая об этом. А чуть подальше — первый в Галисии бар. Что странно, бокадильосов там не было, зато была какая-то галисийская штука, вроде мясного пирога, довольно вкусная. Тут и немец подошёл, который Густав. Спросил у него про друзей. Он сказал, что мужик этот все три дня на его вопросы о состоянии ног отвечал, что всё в порядке. А в этот день оказалось, что он себе там что-то натёр, причём терпел все эти дни, ничего не говоря, и сегодня терпение лопнуло, он разозлился и собрался домой. Ну что же, Пути у всех разные.
Посидев ещё немного в баре и выпив «un café más», я отправился дальше. Ракушки изменили свои показания: теперь направление показывала не жопка, а лучи. Впрочем, для меня это прошло безболезненно. Ведь предупреждён — значит вооружён.
И так вот не особо спеша я дошёл до Фонсаграды. Было довольно ветрено, а футболка сырая со спины, поэтому несмотря на то, что я догадывался, что в Падроне не будет баров и магазинов, я пошёл дальше. По пути в Падрон я несколько раз встречал мужика на машине с жёлтой мигалкой, который мне махал рукой. В конечном итоге он и оказался оспитальеро. Довольно уютный альберге с комнатами на четыре человека. И я там оказался вторым. Быстренько принял душ и постирал, а тут и Густав подошёл. Пока ждал его, чтобы пойти в город поужинать, поболтал с голландской женщиной, с которой мы оказались в одной комнате. Она работает оспитальеро в Ronsesvalles и проходит путь уже в четвёртый раз. До этого были французский, дель норте и де ла плата.
А потом мы с Густавом пошли поужинать, для чего пришлось пройти пару километров обратно, до ближайшего открытого бара в Фонсаграде — был вечер воскресенья и большинство баров было закрыто. В баре нас накормили вкуснейшим галисийским супом, а потом вынесли огромнейшую тарелку с осьминогами, которые pulpos. Тарелка действительно была огромной, мы даже не смогли доесть всё, хотя было безумно вкусно. Немец после двух бокалов пива признался мне, что вообще-то он русских не особо любит после того, как пожил с ними в одном отеле на отдыхе. Ну дальше рассказывать смысла нет, история довольно типичная и все всё и так знают. Но ненависти в нём не было и мы отлично поговорили. Наелись до отвала, потом обратно в альберге еле дошли. Ну а там немного кофе и здоровый и крепкий сон.
Мне нравится общаться с людьми на пути. Правильно сказал немец: для того, чтобы идти этот путь, надо быть слегка сумасшедшим. И правда, я вспомнил, как говорили мне парни на предыдущей работе: «Чтобы я, по собственному желанию, в свой отпуск, целый месяц, с рюкзаком, по жаре, пешком?! Да я что, долбанутый, что ли?! Я лучше у моря поваляюсь, где всё включено! Удовольствия намного больше будет!» Да, и правда, кто-то говорил именно так, кто-то помягче, кто-то тактично промолчал, но одобрили это и заинтересовались лишь единицы. Действительно, зачем мы каждый день надеваем рюкзак и проходим эти 20-30км? Почему нас туда так тянет? И вот эти люди, с которыми ты общаешься на пути, они какие-то особенные. Не составляет никакого труда с ними общаться, даже если не знаешь языка. А если уж знаешь, тогда вообще все карты в руки! Общин темы, общие ощущения, интересы. Это удивительно! Порой как будто видишь себя со стороны, разговариваешь с собой. И не имеет значения страна, религия и прочее…
А завтра с утра мы встречаемся с Рудольфом! Мы познакомились с ним прошлым летом, когда встретились на французском пути прошлым летом. Он тогда познакомился с испанкой, и в итоге живёт сейчас в Испании и у них уже ребёнок. Я поддерживаю с ним контакт и пригласил его пройти со мной часть пути. Он сел в автобус от Бильбао до Луго, и в 8 утра приедет прямо в Фонсаграду. Прогуляется пару километров, и мы встретимся. Эх, здорово-то как! А ещё здорово, что почти все пилигримы сегодня вечером собрались в небольшой гостиной за столом и на диване (а кто-то и на полу). Мы просто сидели, болтали, пили кофе. Кто-то с упоением считал километры, тыкал пальцами в карту, жарко обсуждая альтернативные варианты пути. Я в этот раз такими занятиями решил себя не утруждать. Просто прикидывал с вечера, куда я примерно приду, плюс-минус 10км. Вот и на завтра ничего точного не спланировал — со мной ведь ещё Рудольф будет, а он идёт первый день, и вряд ли сможет протопать сорок километров. Как говорится, утро вечера мудренее. Пора спать!


















Запись опубликована в Пятница, 19 Июл 2013 в 12:30, рубрика: Camino Primitivo 2013.
Вы можете подписаться на RSS 2.0 или оставить trackback.

Комментарий будет первым.

Комментировать