Camino Primitivo. 18.06.2013. День 7. Castroverde — Lugo.

Ночью мне снилось много, очень много снов. Но я не запомнил ни одного, к сожалению. Давным давно, когда я завёл себе привычку просыпаться по ночам после каждого сна, чтобы сделать какие-то наброски, было здорово: этим упражнением я развил в себе способность запоминать сны, даже не делая пометки ночью. Просто с утра вставал и в течении получаса подробно записывал то, что мне снилось. Потому что как ни крути, а сны имеют свойство растворяться.

Тогда я занимался практикой осознанных сновидений. Это когда во сне осознаёшь, что спишь, и можешь поделать всякие интересные вещи. Кому-то такие сновидения приходят часто и с лёгкостью, кому-то — нет. Я из второй партии — после долгой практики мне приснилось лишь несколько осознанных снов, в одном из которых я смог полетать — мне очень понравилось. Но потом лень, нехватка времени на полноценный сон и ещё целая гора всяких отмазок. А вообще, к чему это я про осознанные сновидения? Да просто часто после таких ярких и многочисленных снов я очень близко приближался к осознанию себя во сне. А ещё этой ночью я не стал заводить будильник. Спешки никакой не было, до Луго надо пройти километров 25, да и проспать не удастся — когда всё собираются, шум стоит такой, что и мёртвый встанет. И так весело: все стараются не шуметь, чтобы не мешать спать остальным, но в итоге из этих тихих голосов и осторожных шуршаний складывается мощный хор.
Из альберге мы с Рудольфом выходили почти что самыми последними, оставались только двое велосипедистов, болтающие с тремя испанскими девчонками, для которых сегодня был первый день Пути, и, собственно, те самые девчонки. По совету Видана мы зашли в кафе Roma, но там не оказалось моих любимых тостов. Зато оказался сам Видан, который уже собирался уходить. Пришлось довольствоваться Магдаленами, то есть маффинами, если по-русски говорить, хотя какое там по-русски…
По пейзажу сегодняшний день особенно интересным не был, поэтому мы заняли его разговорами. Разве что на подходе к Луго облака на небе расстелились очень красиво. Рудольф рассказывал мне свою историю в подробностях, как они познакомились с Мариной год назад на Пути, как он потом приехал к ней, как они восприняли новость о беременности, и как обстоят дела сейчас. И я думал, что во всех отношениях, да что там в отношениях, в любом вопросе, нет абсолютно правых и абсолютно неправых. Истина всегда лежит где-то между этими двумя крайностями. Вот так же и у них с Мариной. Сложно что-то советовать, да и не надо. Я просто слушал его, и думал о том, как порой люди сами всё запутывают, создавая искусственные преграды.
По пути встретили испанских девчонок, Рудольф долго пытался их разговорить, но они долго не поддавались. Но против Рудольфа устоять сложно, мне кажется, он мёртвого расшевелит, и уже спустя минут 10 мы вовсю болтали о всякой ерунде. Ох, как же ужасно он говорит по-испански! И дело не в недостатке слов или грамматики — он начинает путать слова с английским, французским, немецким и голландским, в итоге у него получается такая мешанина, которую не понимает никто. Иногда я замечаю, как его испанская речь плавно перетекает в английскую и говорю ему: «Рудольф, ты перешёл на английский». Кивает нисколько не смущаясь и через пару минут возвращается к своей мешанине. Довольно весело слушать.
Путь до Lugo был довольно лёгок, светило солнце, но небо было облачное, и шлось замечательно. Несмотря на то, что шли мы неспеша и делали остановки, в альберге мы заселились буквально четвёртыми. Тоже хороший альберге, разве что оспитальеро не улыбался. По моим наблюдениям, на Пути есть два типа оспитальеро: одни воспринимают то, что делают, просто как работу, а другие — как помощь пилигримам. И если первые выполняют всё, что от них требуется, с профессионализмом (заселяют, дают бельё, показывают, что есть что, рассказывают про график), то вторые искренне участвуют в том, чтобы пилигримы чувствовали себя комфортно на Пути. Даже какие-то мелочи вроде разговора о твоём самочувствии или же кто-то может взять твой рюкзак и отнести его к кровати, кто-то может рассказать о том, где лучше всего поужинать, куда можно зайти. Я до сих пор помню оспитальеро из альберге Мальтийского ордена в Zizur Menor на французском пути — это следующий городок после Памплоны. Мы пришли туда около двух часов дня, все сырые и довольно измотанные — стояла дикая жара. Увы, я не помню, как зовут оспитальеро (у меня проблема с запоминанием имён), но он усадил нас на кресла, спросил, как мы себя чувствуем, предложил воды и отнёс рюкзаки к кровати. И так он обращался со всеми, кто приходил в альберге. А было нас таких человек 35, не меньше. И я до сих пор его помню.
Да, Луго действительно красив, даже очень. Мы сходили пообедать с Рудольфон и Ивоной, которая работает оспитальеро. Ей 69 лет, а идёт, как молодая. Вот что значит «бодрый дух» во всём своём великолепии, она так заразительно смеётся, так задорно. Восхищаюсь этим человеком!
В альберге после обеда мы шли уже под дождём. Всё, хорошей погоды на сегодня хватит, да и на завтра тоже, если верить прогнозу. За все свои три раза присутствия в Галисии я ни разу не застал тут солнечной погоды дольше двух дней — в основном шёл дождь. Хотелось погулять по городу подольше, но в дождь выходить куда-либо не было никакого желания. В альберге мы завалились поспать немного, правда я решил поберечь сон на ночь. И вот пришли испанские девчонки, мы с Рудольфом пару раз обгоняли их сегодня. С высунутым языком, с больными плечами и ногами, с мозолями и красными лицами. Ну да, первый день, всё-таки, понятное дело. Вот и опыт появился, он как-то всегда через мозоли и болящие мышцы доходит, теория как-то не особо усваивается. Рудольф, как главный массажист, уже успел размять спину одной из девушек — той, у которой спина очень уж сильно болела. Да и свой любимый массаж ступней успел поделать. Ох уж этот Рудольф!
Вечером шёл дождь, состояние у всех было сонное, все бродили туда-сюда, болтая друг с другом. Мы с Рудольфом сходили попить кофе, потом поболтали с новыми людьми: Мас из Дании, который оставался в Луго на два дня и Альфредо из Бразилии, который шёл Дель Норте, убил себе ноги в хлам, дошёл до Овьедо, сделал пятидневный перерыв, доехал на автобусе до Луго и решил пройти остаток пути до Сантьяго отсюда. Смотря на его ноги меня берут сомнения, что он сможет дойти до Сантьяго — кровавые мозоли с корками на пальцах, ужас просто. Говорит, что в путеводителе написано, что самый сложный участок Дель Норте — между Овьедо и Луго. Конечно, это не совсем Дель Норте, но многие, очень многие дойдя до Астурии спускаются вниз в Овьедо. Видимо это и есть тот сложный переход, который я с дури за один день прошёл.
А ещё заболел Густав — немец, с которым мы ужинали пару дней назад. Причём чувствовал себя он настолько плохо, что никак не мог собраться с силами и сходить в аптеку за лекарствами. По пути из кафе я заглянул в аптеку и прикупил ему какие-то порошки с парацетамолом, но по приходу выяснилось, что он уже сходил и закупился. Он спросил, неужели я специально купил их для него, и получив утвердительный ответ, весь вечер рассыпался в благодарностях. Но лекарству простаивать не пришлось. Прислушиваясь к своему телу, я заметил такое смутное предчувствие болезни. И буквально через пару часов я окончательно понял, что заболел. Озноб, температура, спутанность мыслей. Лекарства уже есть, так что буду лечиться.
Удачного мне дня завтра!

С утра, как обычно, было прохладно, несмотря на солнце. Перед тем, как раздеться, надо было пройти несколько километров для разогрева.

Ну а вот и испанские девчонки.





И вот мы входим в Луго

Вечерние вкусняшки

Запись опубликована в Вторник, 23 Июл 2013 в 16:43, рубрика: Camino Primitivo 2013.
Вы можете подписаться на RSS 2.0 или оставить trackback.

Комментарий будет первым.

Комментировать