Camino Primitivo. 19.06.2013, 20.06.2013. День 8, 9. Lugo — As Seixas — Arzúa

Эти два дня я решил совместить в один, потому что про переход Lugo — As Seixas мне и рассказать особо нечего. Мало того, и показать тоже почти нечего — весь день лил дождь и я не доставал фотик. Единственная фотография с того дня — это вид из окна альберге. Хотя нет, одну небольшую весёлую историю всё же расскажу, которая ночью случилась в альберге As Seixas.

Дождь начал поливать с самого утра, как мы вышли из Луго. Да что там с утра, он всю ночь лил. Я этой ночью часто просыпался и мне снились отвратительные сны. Подобные сны я вижу всякий раз, когда болею — они зациклены. То есть совершается какое-то небольшое по времени действие, а потом оно начинает повторяться, повторяться, повторяться… Это один из признаков того, что я болею с температурой. Ну и плюсом к тому очень беспокойный сон, просыпался, наверное, каждые полчаса. Но идти надо, да и валяние в постели моё выздоровление не ускоряло никогда. Заправился чудо-порошочком, и вперёд.
Завтракать с утра не хотелось вообще, да и Рудольф не проявил желания, поэтому мы вместе с Ивонной вышли из города, после чего она немного отстала, а мы уже пошли вдвоём. И несмотря на погоду и моё болезненное состояние, мне этот день запомнился, как очень спокойный и приятный. Мы неспеша шли, вели философские и не очень беседы, иногда просто молчали. Порой Рудольф утыкался в телефон, чтобы початиться с Мариной (да что я скромничаю, он добрую половину Пути проторчал в телефоне, общаясь с ней), а я уходил вперёд и шёл в одиночестве. Или же просто вставал неподалёку, закрывал глаза и наслаждался тишиной. Правда тишина была относительной — в голове звон стоял. Но тем не менее — это такое удовольствие, такое наслаждение — просто стоять, ничего не делать, молчать и слушать, вникать. Возможно это болезненное изменённое состояние сознания как раз способствовало этому.
Один раз мы свернули с Пути к какому-то кафе, которое в итоге оказалось закрыто, через пять минут к нам присоединилась Ивонна и угостила нас едой, которую несла с собой. А мы её всякими орешками угостили, которые Рудольф заблаговременно купил где-то. Правда не лезла в меня ни еда, ни орешки — питался пока только водой. Ещё по дороге встретили Густава, который, похоже, заболел очень серьёзно, чувствовал себя отвратительно и сказал, что его Путь на этот раз окончен — он добирается до ближайшего населённого пункта с автобусами и едет в Сантьяго отлёживаться в отеле, а если не будет лучше, то потом и домой. Увы, Густав, увы. Счастливого пути тебе! Очень рад знакомству с тобой!
И так неспеша, то обгоняя Ивонну, то отставая от неё, мы пришли в San Roman. Сегодня мы уже прошли километра 23, и предстояло решить, оставаться здесь или же идти 34. После короткого перерыва на кофе мы с Рудольфом не сговариваясь встали и пошли дальше. 11 километров пролетели очень быстро. Где-то в середине мы встретили что-то вроде пансиона — там испанец в своём доме размещал пилигримов. Зашли туда посмотреть, что к чему, встретили двух американцев — отца и сына, которые уже успели заселиться и как раз обедали. И пока мы пили кофе и общались с ними, они рассказывали нам, как тут здорово и замечательно. Я видел взгляд Рудольфа и этот молчаливый вопрос в его взгляде: «А может останемся тут? Может не пойдём дальше по этому дождю?» У меня тоже были сомнения на этот счёт, вроде и хозяин гостеприимный был, вроде и место хорошее и уютное, но… Случилось то, чего доселе со мной не было, как не было и после этого. Я испытывал дикую антипатию к одному из американцев — к сыну. Отец показался мне замечательным и открытым человеком, а вот сын… Я не знаю, как можно рационально это объяснить, но мне было неприятно даже просто находиться с ним в одном помещении. Нет, он ничего плохого не делал и не говорил, он улыбался, спрашивал и рассказывал все те вещи, которые обычно рассказывают пилигримы, но когда меня уже практически начало колотить от этого дискомфорта, я просто встал, сказал, что нам пора идти и стал собираться. Не имею ни малейшего понятия, почему так произошло — своими словами и поведением он не дал ни малейшего повода испытывать к нему такую антипатию, моё внутреннее состояние до встречи с ним тоже было отличным, как и после того, как мы ушли оттуда. Да, бывает так, что с некоторыми людьми приятно просто идти рядом, не разговаривая, а с некоторыми и в одном доме неприятно находиться. Странно всё это.
As Seixas оказался обычной небольшой деревушкой с достаточно новым и современным альберге. До бара надо было идти метров 300, а прямо рядом с альберге стоял автомат со всякими снеками, и вроде бы даже куски сыра там продавались. Я не был уверен, что захочу ужинать, поэтому приняв решение, что в крайнем случае можно купить всякой ерунды в этом автомате, я провалился в сон. Правда проснувшись через пару часов я успел проголодаться, и мы отлично поужинали в баре, поболтав с испанцами о всякой ерунде.
А вот ночью приключилась забавная история. Может вы знаете, что иногда во сне человек дёргается — это то ли выброс адреналина, то ли ещё какого-то гормона в мышцы, когда мозг проверяет, живо ли тело. Часто такое случается тогда, когда ложишься спать после высокой активности. Так вот из-за длинных переходов и болезни, дёргался я прошлой ночью порядочно. И этой тоже. Первый раз проснулся от того, что дёрнулся не только ногами, а прямо всем телом, буквально подскочил на кровати. А второй раз… Снится мне, что я стою на улице и жду кого-то. И вот идёт ко мне какой-то господин, и я вдруг понимаю, что идёт он ко мне с очень нехорошими намерениями, и даже ножик достаёт. И тут я как ПНУ его ногой в живот! Проснулся я от дикого грохота. Ну да, я лёжа пнул ногой по второму ярусу кровати, причём пнул так, что сломал одну из досочек, на которых матрас лежит. От страшного грохота проснулись все, а мне стало так смешно. В итоге повернулся на бок и сразу уснул. Я потом спросил Рудольфа, слышал ли он ночью грохот — он сказал, что слышал, проснулся, но подумал, что это ему приснилось. Тётенька-оспитальеро, когда я показал ей сломанную доску и рассказал свою душещипательную историю, посмеялась и махнула рукой, сказав, что это совсем не проблема. Хорошо, что надо мной никто не спал, а-то был бы большой сюрприз.
Вот так порой идёшь-идёшь, размышляешь, общаешься с людьми, просто их выслушиваешь, просто стоишь закрыв глаза посреди леса, ужинаешь, ложишься спать. А когда мысли-то записывать? И в какие-то моменты думаешь, что и записывать не хочется. То же самое, что с фотографией. Порой неохота доставать камеру, примеряться, делать фото. Зато как хорошо потом посмотреть и вспомнить. Так и с мыслями.
Сегодня ничего особенного не случилось. С утра мы снова выходили в дождь, в кафе нам перепало по кусочку торта в честь дня рождения одной из испанских девушек. А затем путь по лесу, по полю, по каким-то деревушкам и разговоры, разговоры. И вот мы внезапно врываемся в какой-то городок, где садимся в ближайшем баре. А потом вдруг я вижу людей с малюсенькими рюкзачками, в которые поместится только бутылка воды и бутерброд. У них спортивная обувь и одежда, даже ракушка где-то висит. Пилигримы, значит. Пытаемся по привычке здороваться, желать всем счастливого пути, но ответ получаем дай бог в половине случаев. И я, кажется, понимаю, что мы пришли в Melide. На выходе из города убеждаюсь, что так оно и есть. Ох… Французский путь… Честно сказать, я представлял его немного другим. Я знал, что народу будет много, я даже помню, сколько его было год назад. Но в контрасте с Примитиво… Толпы, огромные толпы народа идут, сметая на своём пути все продукты в барах, совершая набеги волнами. Но мы печалиться не стали, а просто приставали ко всем подряд, кого встречали, спрашивая, откуда они, как зовут и откуда идут. Успели познакомиться с корейцами, китайцами, итальянцами, даже одного южноафриканца нашли. Выяснили, что чуть позади идёт девушка из Сибири, которую, возможно, я даже и увижу. Мне даже обещали её показать. Мы посидели в баре, но сибирячка так и не подошла, и мы решили идти дальше. И вот вроде бы идёт какая-то девушка со светлыми волосами и с длинной косой. Наверняка сибирячка! Нет, оказалось, что американка. Ну ничего, бывает и такое. Народ валит толпами, слушает радио с телефона, песни поёт. Не паломничество, а фестиваль какой-то. И вот мы доходим до Arzúa, где и останавливались в прошлом году. И даже маршрут до альберге у нас получился такой же: муниципальный — комплето (заполнен), ближайший частный — комплето, частный за углом — проходите на здоровье. В итоге остались в том же самом альберге, что и год назад. Кстати, тоже могу порекомендовать: Via Lactea называется. От муниципального пройти прямо до следующего частного, убедиться, что там мест нет, развернуться и пойти направо, где за углом вы его и встретите. Стоит 10 евро, тепло и хорошо, народ оба раза довольно приятный был, оспитальеро приветливые и готовы помочь, есть комп с принтером, если надо что-то распечатать. И зачем я вообще их рекламирую?! Надо деньги, что ли, с них брать. И с Сантьяговского альберге тоже, который я всем рекомендую.
Мне досталось нижнее место на кровати, и я очень надеялся, что этой ночью не буду никого пинать. А вечерком мы сходили в тот же ресторан, в котором были в прошлом году — такая же обалденно вкусная еда. А вечером сидел болтал с пилигримами в гостиной. Меня пытались вовлечь в разговор о километрах и маршрутах, но я не поддался. Одна американская тётенька попросила меня зарядку к айфону, а так как у меня их было две, то я ей одну подарил. Она была так удивлена и обрадована, что весь оставшийся вечер меня благодарила и улыбалась. Интересно, вообще, что люди порой бывают так обрадованы сущими мелочами. Ну а на завтра у нас в планах Monte de Gozo.

Вид из окна альберге в As Seixas

Да-да, снова по лесным дорогам



Нравятся мне такие штуки!
Всё, компостелу получили, можно и домой






Гангста

Запись опубликована в Суббота, 27 Июл 2013 в 20:04, рубрика: Camino Primitivo 2013.
Вы можете подписаться на RSS 2.0 или оставить trackback.

Комментарий будет первым.

Комментировать