Via de la Plata. 24.11.2013. День 22. Astorga — El Acebo

Видимо, культурные европейцы, в отличии от русских и корейских дикарей, не понимают, что если ты проснулся с утра раньше остальных, то не все сейчас собираются вставать вместе с тобой, и можно просто взять свои вещи, вынести их в коридор и собираться уже там. По крайней мере так принято у нас, дикарей. Начиная с половины шестого началось шуршание пакетов, упаковка вещей, разговоры в полный голос. А в 7 утра вообще включили свет, хотя часть людей всё ещё спала. Меньшая, конечно, часть, но всё же спали, не планируя ради 20км до Rabanal del Camino выходить в 7 утра, как сделали некоторые.

Но к тому времени я уже проснулся, слушая интересные звуки соседа сверху — он так сладко… как бы это назвать, постанывал, так блаженно, в такой истоме. Итальянец, с которым мы вчера познакомились, устроился на соседней кровати слева и вовсю храпел, с другого конца комнаты тоже доносился какой-то храп. Благо, у меня папа всегда храпел так, что стёкла дрожат, поэтому я к храпу привычен — и засыпать под него могу, и ночью никакого внимания не обращаю. Так что я просто немного повалялся, послушал все эти звуки, вынес вещи в коридор (хотя, наверное, толку в этом уже не было), быстро собрался и вышел. В этот раз, наверное, у меня был самый быстрый сбор — не хотелось ни рассиживаться, ни разлёживаться.
Зашёл в то кафе, где вчера ужинал, но оно только открывалось, и меня направили в кафе неподалёку, где уже сидели несколько пилигримов, в том числе мои соседи по кровати с другой стороны. Мы с ними поздоровались, поулыбались, но общаться не стали. Потом я их встретил у замка Гауди, мы разговорились и пошли вместе. Они оказались мужем с женой из, как они выразились, из Каталонии. Я их спросил: «Вы их Испании?» На что получил ответ: «Из Каталонии». Ну пусть так, мне без разницы. Парень пытался говорить на английском, но получалось не очень. Спросили, знаю ли я Кастильянский и получив ответ «немножко» обрадовались и решили говорить на нём. Мы немного поболтали, я рассказал про себя, поговорили о них. А потом девушка сказала: «А что ты прибедняешься? Хорошо ты знаешь Испанский, не надо тут!» Ещё одна стопочка бальзама на мою душу. Неделю назад они поженились и начали своё такое необычное свадебное путешествие из Леона. Девушка смеётся: друзья звонят узнать, как медовый месяц проходит, а она отвечает, мол, отлично, прохожу в день по 25км, сплю в комнате с 20 людьми!
В том, что я шёл с попутчиками, был один плюс — наконец-то за столь долгое время я получил фотографию со своей физиономией! Тут нас обогнала толпа испанских пилигримов, мы пошли дальше, и началось то, что бывает на французском пути ближе к концу: альберге каждые 2-3км, бары чуть ли не каждый километр, один на другой наседает. Это я так красочно описываю после того, как на промежутке в 30км можно было ни одного бара не встретить. И толпа народа! Их было, конечно, всего человек десять, но они шли так кучно, что создавали эффект толпы. Так я и шёл неспеша по этой прямой дорожке: то я их обгоню, то они меня обгонят. Здорово было так идти не торопясь, фотографировать, смотреть вокруг — красота!
Выходя из Асторги, я вспоминал свой Путь год назад. Как, стоя у собора, мы получили смс от Рудольфа, в которой он писал, что сейчас находится на выходе из города, как после Асторги мы шли по длинной прямой дорожке и устраивали какой-то совершенно бессмысленный забег с японцами, зачем-то пытаясь идти с их скоростью (а они тогда, наверное, километров семь в час бежали). Сейчас вспоминаю это и думаю: да фиг бы меня сейчас кто заставил в таких забегах участвовать. И, вспоминая, что было в прошлом году, сравнивая, что было тогда и что есть сейчас, как внутри так и снаружи в моей жизни я думаю: как же много изменилось за этот год! Как же много всего произошло! И снаружи, и внутри меня за этот год произошло столько событий, сколько не происходило, наверное, за пять прошедших лет. Жизнь стала более насыщенной, стала играть новыми красками, стали встречаться интересные люди, стал открывать что-то новое в старых друзьях, знакомых, родных, близких. И я могу сказать, что эти изменения во мне инициировал тот самый первый Путь. К слову, изменения эти до сих пор происходят.
Порой, идти одному намного приятнее, чем со случайными попутчиками, с теми, с кем только что познакомился. Вот шли мы вместе с этой семейной парой, Томасом и его женой, имени которой я не запомнил. И вроде бы мы рассказали о себе, поговорили. И тут наступает такой момент — момент молчания. Когда воцаряется тишина, и просто все идут рядом. Проходим по дорожке через красивые поля, наблюдая восход солнца. Я смотрю по сторонам, улыбаюсь, впитываю в себя эту красоту. И, смотря на лица попутчиков, я вижу, что на их лицах выражается такое неудобство, такой дискомфорт от того, что мы идём и молчим, что им хочется хоть чем-то заткнуть эту тишину. И они начинают меня спрашивать: «А как в России политическая ситуация? Как там Путин?» Боже мой, неужели тебя сейчас, когда ты идёшь через такую красоту, волнует, какая у нас в России политическая ситуация?! В такие моменты мне хочется просто идти одному и молчать, чем выдавливать из себя такие вопросы и ответы. Мне молчание дискомфорта не создаёт — мы просто идём, любуемся красотой и всё. Но многим людям малейшая тишина причиняет такое неудобство, что её обязательно надо чем-то заткнуть: любым вопросом, любой фразой, любой шуткой. И тогда зачинаются эти вымученные попытки спросить хоть что-то, на что я хоть как-то могу дать ответ, чтобы хоть как-то поддержать разговор. В такие моменты да, мне хочется идти одному.
В первом же населённом пункте, который нам встретился, вся дружная группа пилигримов осела в баре, а я решил, что раз уж я позавтракал и прошло сравнительно немного времени с момента выхода из города, то я, пожалуй, прогуляюсь дальше, ещё километров пять, а там уже и для бокадильоса время настанет. Так и вышло. Посидел в баре, стилизованном под ковбойский, покушал, почитал книгу, перекинулся фразами со случайным пилигримом и отправился дальше, оживлять память о пройденных местах.
Когда шёл, меня посетила такая мысль: вот я сейчас иду уже больше двадцати дней, и имею в своём рюкзаке всего лишь одну футболку, одни трусы и одну пару носков. Всё остальное надето на мне, ну может куртку снимаю иногда. И я одет в это когда прихожу в бар, кафе, ресторан, когда общаюсь с пилигримами или же просто с людьми на улице. Никто не смотрит на меня косо с выражением лица «во что ты одет, мальчик?» и не говорит мне ничего по поводу одежды, даже намёка не делает. И я не обращаю внимание на то, во что одеты люди, ну разве что режет взгляд, если что-то вычурное надето. В такие моменты я задумываюсь: а сколько вообще человеку надо одежды? Нужны ли все эти огромные шкафы с одеждой, нужно ли хранить какие-то старые вещи «на всякий случай», в глубине души понимая, что никогда их больше не наденешь. Я никогда не испытывал особой страсти к одежде, но всё это можно распространить и на другие материальные вещи. Какие из них нам нужны на самом деле, а какие из них мы стремимся накопить побольше, думая, что тем самым мы сами становимся больше, весомее, значительнее. Такой миф для подпитки собственного эго.
С такими размышлениями я и проходил сквозь жёлтую дубовую рощу перед Rabanal del Camino. Я прекрасно помню это место: год назад в этот день мы первый раз прошли расстояние в 40км, и весь участок от Astorga до Rabanal del Camino был сложен морально: жара, высокая скорость (зачем-то), дурацкие шутки Рудольфа и в конечном итоге проблемы с ногами у Насти. Именно в этом городке нам показали (а на Насте опробовали) способ лечения мозолей перекисью водорода. Но в этот раз всё было так легко, я прошёл всего 20км, на входе в город сел передохнуть, поболтал с испанцем, он попросил меня сделать фото, я попросил его, посидел и двинул дальше. Я точно не знал, где сегодня остановлюсь — всё зависело от проходимости в горах. А дальше путь пошёл в гору. В прошлом году мы эти места проходили с утра, во время рассвета, и сейчас всё смотрелось совершенно по-другому, но не менее красиво. И тут начался снег. Уже плотный, подтаявший на солнце, но лежит ещё. А там, где не лежит, так лучше бы лежал — грязь такая.
Пришёл в Foncebadón, где Коэльо, точнее его герой из книги (мне тут сказали, что на самом деле Пауло не проходил по Пути Сантьяго), сражался со своим чёрным псом. Деревушка эта, присыпанная снегом, обрела вдруг совершенно другой вид. А ещё меня угораздило зайти в первый попавшийся бар, который оказался сделан в духе средневековья, с антуражем, костюмами у работников, свечами — всё очень здорово! Так что если будете как-нибудь проездом в Фонсебадоне — зайдите, не пожалеете. У бара встретил испанца, который вчера километры считал, и первый вопрос, который он мне задал, узнав, что я иду до El Acebo, был: «Сколько километров до него?» Получив ответ, он удовлетворённо кивнул и благословил на путь словами: «Venga, venga». Иди, мол, иди. И вскоре я уже был у Cruz de Ferro — железный крест на каменной насыпи, куда по идее надо приносить камень со своей родной земли. Но я уже второй раз забываю камень, поэтому просто оставил монетку. Видимо, я не одинок, потому что там столько всякого хлама лежит, что сложно и перечислить. Посидел там у подножия, был несколько раз сфотографирован туристами (уж больно красиво сидел), попросил сфотографировать меня, да пошёл дальше. Я думал, идти мне в El Acebo или остаться у Томаса в Monjarín — это такой альберге, который скорее refugio, т.е. убежище. Ни разу там не был, но говорят, что удобств маловато. Впрочем, этим меня не испугать, и я подумал, что приму решение на месте. В самом Monjarín рядом с альберге увидел Томаса, гуляющего с собаками, познакомился — личность он легендарная, про него даже в путеводителях во всех пишут. Но решил идти дальше: может ему одному хотелось побыть, может он просто человек такой, а может мне просто показалось, но когда он говорил «если хочешь кофе, можешь попить — у меня есть», мне слышалось совсем другое, что ему внапряг со мной общаться. Ладно, если что, останусь у него в другой раз. А сейчас — ещё несколько километров вниз с горы до El Acebo, под аккомпанемент заходящего солнца. Красота безумная! Шёл, фотографировал и просто стоял смотрел. Очень-очень красиво! А в El Acebo меня поджидал хороший альберге с отоплением и горяченной водой в душе, с рестораном при этом же альберге, где я и поужинал. Завтра всего лишь 15км до Ponferrada, где я и прерву свой Путь в этом году.




























































Запись опубликована в Среда, 15 Янв 2014 в 00:18, рубрика: Via de la Plata 2013.
Вы можете подписаться на RSS 2.0 или оставить trackback.

  • Январь 2014
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Дек   Фев »
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  

Комментарий будет первым.

Комментировать